ОСТРОКОНЕЧНЫЕ ТУФЛИ

ИМКсамокат002-25
В начале шестидесятых мы знали, что такое телевизор, и у одних соседей он даже имелся, но семейные развлечения тогда были другими. Иногда родители играли с кем-нибудь из друзей в карты на дореформенные деньги. Этой мелочью (от пяти копеек и выше) нигде нельзя было расплатиться уже давно. Более мелкие были оставлены в обороте ради экономии государственных ресурсов. Их номинал увеличился в одну ночь, словно в сказке, в десять раз.

Во дворе рассказывали историю про старушку, которая насобирала целый сундук трёхкопеечных монет, и за несколько дней до реформы обменяла его на бумажные купюры. Узнав первого января, что натворила, бедняжка отдала богу душу. Впрочем, бога тогда в нашем обиходе не было.

Я рос не быстро, но дорога в школу была пешей. Обувь менять приходилось, потому что подошвы таяли как мороженое. Я предпочитал фруктовое мороженое. И не только из-за дешевизны. Его лёгкий вкус мне нравился, по контрасту с тяжеловесным вкусом пломбира.

Лотерейный билет стоил раза в четыре дороже, чем фруктовое мороженое. Однажды я купил один. И выиграл рубль. На него кассирша убедила меня купить ещё три. Так что в результате я вложил тридцать копеек, а получил десять. Это был мой первый и последний опыт бизнеса за всю жизнь.

Когда ботинки запросили каши, маме даже не понадобился сапожник для диагноза. Надо сказать, и у неё обувь выглядела не очень-то шикарно, но, наверно, пока что не промокала насквозь. У папы просить денег было бесполезно. Он тратил почти всё на книги.

Маминой зарплаты хватало на хозяйство и еду для нас. С одеждой было сложнее. Она покопалась на антресолях, потом в кладовке, в глубине маленькой комнаты. – Примерь.

Pages: 1 2

kutanin

Comments are closed.