Юбилей Толибхона Шахиди в Большом зале консерватории

Однажды я обнаружил сходство в манере дирижирования Толибхона Шахиди и Одиссея Димитриади. Казалось, это необъяснимо. Толибхон на сорок лет младше Одиссея, и никогда не был его студентом. Толибхон учился у Арама Хачатуряна. Вот та гигантская фигура, которая объединяет его с легендарным греком, ярким интерпретатором музыки советского классика. Сейчас, когда нет уже этих двух великих тифлисцев, – в Толибхоне Шахиди соединилось для меня то, что я любил в них, зная одного как друга, а второго – как наставника и руководителя. Ум, доброта,строгость, музыкальная глубина, изысканность жеста Одиссея Димитриади – и яркий композиторский талант на грани гениальности, как определил я для себя дар Хачатуряна. Но личная притягательность юбиляра и моя симпатия к нему не были достаточным поводом для моего появления на юбилейном концерте.

Этот концерт сулил стать для меня не просто выдающимся музыкальным событием, но и мостиком между современностью и моей юностью – магической дверью в сказочный и многоцветный мир, куда каждый из нас в какие-то моменты желал бы вернуться. Толибхон — сын таджикского классика Зиядулло Шахиди, национальные корни чувствуются в его работах. Однако музыкальная диалектика души, животрепещущий баланс в ней между традициями Европы и Азии – по существу, и моё композиторское состояние. Академическая школа советских консерваторий – и звуки улицы, и поэзия звучания древних языков, и активно включённые в творческий процесс гены предков. Мне кажется, и это сближает меня с Толибхоном.

У входа на крыльцо Большого зала Московской консерватории я проскользнул между несколькими группами оживлённо беседующих людей и поднялся наверх. Я, разумеется, ожидал увидеть знакомые лица, но первыми тут оказались несколько знакомых всей стране телеведущих. Другие зрители, чьи лица были незнакомы, напоминали художников. Очень много было красивых девушек, в паре с представительными молодыми людьми или в компании родителей. Но, разумеется, не девушки были целью моего прихода. Я жаждал выяснить, как соотносится великое музыкальное прошлое нашей страны с публикой весны 2016 года. Ведь многие, как мне кажется, не знают сегодня даже имени Хачатуряна или Прокофьева, не говоря про Баласаняна, сыгравшего определённую роль в композиторской судьбе и моей, и Толибхона Шахиди.

Pages: 1 2 3

kutanin

Comments are closed.